Новости

Следственного комитета РФ

Москва

Москва

Лента новостей

Главная Сибирский федеральный округ Алтайский край

15 Январь 2016 года Представляем Вашему вниманию интервью руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Алтайскому краю Евгения Долгалева информационному агентству «Интерфакс»

Руководитель СУ СКР по Алтайскому краю Е.Долгалев: "Лучше - чувствовать себя самостоятельными"

15 января Следственный комитет РФ отмечает свой первый пятилетний юбилей в качестве самостоятельной структуры. Руководитель следственного управления СК РФ по Алтайскому краю Евгений Долгалев в интервью агентству "Интерфакс-Сибирь" рассказал, как работает ведомство отдельно от прокуратуры, на какой стадии расследования находятся резонансные дела и почему будущие следователи не выдерживают психологической нагрузки.

- Евгений Геннадьевич, ваше ведомство отмечает свой первый юбилей как самостоятельная структура, отдельная от прокуратуры. Что в вашей работе изменилось за эти пять лет: стало ли работать проще, какие проблемы решены за это время, а какие появились после такой реорганизации?

- Существование комитета в виде самостоятельной структуры, конечно же, только положительно сказалось на его функционировании. До 2011 года это было независимое ведомство, которое формально входило в структуру прокуратуры. После 2011 года, когда произошел раздел, граждане стали более четко понимать, что Следственный комитет - самостоятельное ведомство. Лучше чувствовать себя самостоятельными, но, по большому счету, наша работа, а именно расследование уголовных дел, не изменилась.

- С чем тогда было связано такое стремление к самостоятельности?

- Вы знаете, я долго работал в прокуратуре на должностях, связанных со следствием, и эта идея самостоятельности берет свое начало еще из 60-х годов - следователи того времени уже мечтали об этом. Осознавать себя в отдельной структуре не просто приятно. Дело еще в том, что специализированная структура всегда работает эффективнее, чем конгломерат, даже с точки специфической организации, снабжения всевозможными техническими средствами. В прокуратуре много приоритетов работы и не всегда, так скажем, "самые лучшие кусочки" доставались следствию. Сейчас все, что есть хорошего в нашей структуре, - на вооружении в первую очередь у следователя, и это позиция руководства Следственного комитета.

- Привели ли такие изменения к улучшению качества работы?

- Даже организационные изменения, в конечном счете, ведут к улучшению качества работы. Это видно невооруженным глазом: могу ответственно заявить, что нынешние наши производства и уголовные дела принципиально отличаются от дел десятилетней давности. В конечном счете, лучше становится всем нашим гражданам.

- Этот год запомнился нам большим количеством уголовных дел, связанных с экономическими преступлениями. Однако в результате мало дел заканчиваются успехом - назначением реального наказания. В целом напряжение по этой проблеме в обществе нарастает: люди хотят справедливости… Понятно, что решения суда не находятся в вашей компетенции, но все же, что Вы думаете на этот счет?

- Я не могу оценивать решения, которые принимает судебная инстанция. Мы стараемся расследовать качественно. В части оправдательных приговоров по делам этой категории у нас вопросов практически нет. Третий год функционирует наш отдел налоговых преступлений, который занимается экономикой. Специфика у нас такая: как правило, люди, которые похищают что-то в больших масштабах, используя свои криминальные таланты, являются спецсубъектами. Это происходит не потому, что у нас в стране депутаты становятся жуликами, а потому, что жулики просто лезут во власть. Это обратный процесс.

- Недавно в Алтайском крае отмечался всплеск уголовных дел, связанных с мошенничествами в сфере аграрных субсидий. Удалось ли довести эти дела до логического завершения? Возможно, нужна корректировка законодательства, чтобы у мошенников стало меньше возможностей для преступлений…

- В 2011 году была катастрофическая ситуация с выдачей субсидий. В 2014 году обращались к губернатору с предложением изменить структуру в этой системе организации работы с аграриями и более качественно проверять соискателей, и надо сказать, система изменилась. Тогда это случилось массово, в спешке пытались распределить субсидии. Однако мы нашли консенсус, и сейчас таких проблем нет. В 2013 году у нас было возбуждено 18 уголовных дел, связанных с мошенничеством при получении субсидий, в 2014 году - 21 дело, а в 2015 - всего одно такое дело. У наших процессуальных оппонентов часто возникала позиция, что все это делается на благо сельского хозяйства в широком смысле. Следствие исходит из того, что есть четко прописанные правила, и если человек кладет деньги в свой карман, обманывая государство, то он совершает мошенничество. Все остальное - лирика наших процессуальных оппонентов. В подавляющем большинстве случаев наша правота была признана судом.

- А какие дела приобретают остроту в настоящее время?

- Знаете, каждое преступление - это трагедия. Мы не сбавляем обороты в части преступлений в отношении детей - я лично занимаюсь этим вопросом ежедневно. Это же касается и любых насильственных преступлений, связанных с половой неприкосновенностью, с телесной целостностью, коррупцией. Особо в этом смысле можно выделить тему детского травматизма, которая, конечно, всегда актуальна, но в настоящее время у общества есть множество каналов информации, чтобы достучаться до властных структур. Мы внимательно относимся к социальным сетям и пользуемся информацией из них. Так, у нас расследуется дело по факту получения детьми травм на спортивном тренажере в одном из дворов Барнаула. В настоящее время проводятся экспертизы по этому делу, однако мы добились, чтобы тренажер был демонтирован. Информация, ставшая основанием для возбуждения данного уголовного дела, как раз и была получена из социальных сетей.

- В целом какая часть возбужденных в этом году дел уже дошла до стадии судебного рассмотрения?

- Это вопрос статистики, в котором нужно учитывать процессуальные моменты. Так, мы можем возбудить 50 дел, а в суд уйдет одно, потому что эпизоды будут объединены. В 2015 году в суд направлено около 2 тысяч уголовных дел, столько же и в прошлом. При этом по 8 уголовным делам были вынесены оправдательные приговоры. В 2014 году оправдательных приговоров у нас было 14. Зачастую это расхождение в оценке доказательств. Судьи ситуацию видят с другой стороны. Бывает и так, что мы видим спорные ситуации, но считаем, что оценку все-таки должен дать суд. Однако все такие судебные решения мы изучаем, и этот опыт используем в дальнейшей работе.

- Много ли было отказов в возбуждении уголовных дел? По каким основаниям чаще всего дела не возбуждаются?

- В прошлом году было отказано в возбуждении дел по 13 тыс. 900 сообщениям. Всего к нам поступило за прошлый год 18 тыс. 700 сообщений о преступлениях. Основанием отказа, в основном, является отсутствие состава преступления. 350 дел в прошлом году были прекращены, в том числе по амнистии. Мы возбуждаем дела даже когда просто понимаем, что ситуация неоднозначная, и в рамках возбужденного дела у нас есть процессуальные рычаги. Руководство комитета занимает принципиальную позицию, так как благодаря этому решаются множество проблемных вопросов.

- Евгений Геннадьевич, ведомством расследуются сразу несколько громких уголовных дел. Самым нашумевшим среди них является, конечно же, дело против экс-мэра Барнаула Игоря Савинцева. Можете охарактеризовать, на какой стадии расследования находятся это?

- В деле Савинцева проверяются сведения о других земельных участках, которые выделялись администрацией с нарушением закона. Сейчас мы разбираемся, кто за этим стоит. Не исключено, что объемы обвинения изменятся. Савинцеву фактически предъявили два эпизода, но, если будут основания, будем решать вопрос о возбуждении новых производств.

- Ведь Игорь Григорьевич уже не мэр Барнаула, зачем вы добивались его заключения под домашний арест?

- Мы не хотим рисковать, особенно после того, как у него изменился процессуальный статус.

- Какие еще резонансные дела расследуют ваши следователи?

- Я бы отметил особо резонансное дело по факту рождения в больнице Рубцовска ребенка с тяжелой травмой. По данным следствия, 31 августа после родовспоможения местной жительнице ее ребенок родился с тяжелой травмой. В настоящее время допрошен персонал, изъята медицинская документация и проводится экспертиза.

Кроме этого, в суд было направлено дело в отношении главы Рубцовска Владимира Ларионова, обвиняемого в превышении полномочий с ущербом более 450 тыс. рублей.

Также я бы выделил резонансное дело, связанное с гибелью ребенка в аквапарке Барнаула. Это было очень сложное дело, по которому проведено множество экспертиз, в том числе комиссионная организационно-техническая экспертиза специалистами из Краснодарского края.

Из числа тех дел, по которым уже вынесены приговоры, я бы отметил производство в отношении бывшего главы Поспелихинского района Петра Шрейдера, который получил 5 лет колонии строгого режима за покушение на взяточничество.

- В 2014 году ряд ваших сотрудников перебрались для работы в Крым. В связи с этим актуальна ли в настоящее время кадровая проблема? По-прежнему ли перегружены ваши следователи?

- Около 10 наших сотрудников уехали работать в Крым, но мы рады, что смогли укомплектовать ведомство профессионалами. Замену им мы нашли. В целом у нас нет проблемы с желающими работать, есть сложность с комплектованием штата качественными сотрудниками. Дело в том, что работа следователя - очень энергоемкая, большие психологические нагрузки не все выдерживают. В том числе это является следствием недостаточной подготовки кадров в сфере образования. Ни одна система образования не готовит людей к тому, с чем они сталкиваются у нас. Руководство комитета детально занимается темами, связанными с созданием ведомственного образования, Академии Следственного комитета. Ни для кого не секрет, что у нас конкурентные предложения с точки зрения заработной платы. Однако половина кандидатов уходят от нас еще до оформления документов, когда понимают, что не справятся. У нас возбуждаются тысячи дел, а работают всего 150 следователей.

- Насколько нам известно, в вашем ведомстве есть проблема со сроками проведения экспертиз. Как развивается ваша собственная экспертная служба?

- В отделе криминалистики с начала образования Следственного комитета как самостоятельного органа были введены должности старших экспертов, которые проводят психофизиологические, налоговые, бухгалтерские, финансово-экономические, финансово-кредитные экспертизы. В 2015 году полиграфологами было проведено более 260 психофизиологических экспертиз, а экспертами по экономическим преступлениям - 100 исследований.

Мы обращались в краевые власти и поднимали вопросы по обеспечению деятельности экспертов, но все упирается в деньги и вся проблема заключается в недостатке финансирования. К примеру, если говорить о деле с аквапарком, о котором я уже упоминал ранее, то нам пришлось провести экспертизу с привлечением специалистов из Краснодарского края, которые занимаются системами безопасности аквапарков. Они приезжали несколько раз в Барнаул, сделали экспертизы, но это заняло много времени.

Что касается оценки земельных участков, то наши местные эксперты также перегружены, и иногда приходится обращаться к специалистам из других регионов, например, из Перми. Есть проблема и с узкими специалистами. К примеру, сейчас мы расследуем сложное дело о гибели девочки от удара электрическим током. Дело возбуждено по ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности - ИФ). Следователи полагают, что 1 мая прошлого года в одной из квартир пятиэтажного дома в Рубцовске двухлетняя девочка получила удар током во время мытья рук под краном. В результате через некоторое время она скончалась. Следователи проверили исправность электроприборов, привлекли электроизмерительную лабораторию. Однако было установлено соответствие электропроводных систем нормам, существовавшим в период строительства дома. Сейчас проводится ситуационная электро-техническая экспертиза. Это загадочная история: либо жильцы "намудрили" либо местная управляющая компания "отличилась".

- В целом как Вы оцениваете работу ваших сотрудников в 2015 году?

- В целом работой своих сотрудников я удовлетворен, но предела совершенству нет. Я бы поставил своему ведомству оценку 4 с минусом, поэтому нам есть куда стремиться. Бывает, что наши работники неправильные решения принимают, ошибаются. Поэтому жители региона всегда могут прийти на личный прием, их выслушают в любое время. Мы прислушиваемся к людям, корректируем свои решения, бывает, что даже наказываем сотрудников. Могу сказать, что люди активно приходят на личные приемы. Они верят, что что-то можно изменить.

Информационное агенство "Интерфакс"

Новость на сайте Следственного комитета Алтайского края

Версия для печати Сообщить о неточности или изменение в первоисточнике Уточнить актуальность
Новость была получена автоматически с источника в 2016:01:15 11:31 (МСК)

Тема: Убийство

Законодательство: Статья 109 УК РФ Причинение смерти по неосторожности

Регионы России: СФО, Алтайский край

Вы очевидец?!

Вы стали очевидцем событий и происшествий о которых читаете?

Поделитесь фотографиями со всей страной!

Другие тэги

Все новости по тэгу ""
Добавить на Яндекс

Календарь новостей

Интернет-приемная
Алтайский край